BUTTSEX IS ITCHY

10:06 

ПРОДА ДА ДА :)

.keith
if you can't run to save yourself - you deserve to be had
14.07.2012 в 12:26
Пишет No Escape:

весело-задорно
Вышел вчера очень плодотворный день. После долгих бурных обсуждений дальнешего сюжета с Настей (мне кстати так больше нравится ее называть, чем Ася) :) родилось вот такое POV одного из главгероев вот этого
это первый мой текст, который я выкладываю в сеть, если чо

"Хорошего человека Антоном не назовут"-ляпнул вчера кто-то из рыжих. О, как же он был с этим согласен. Совершенно идиотское имя. Никогда ему не нравилось. Хотя называл его Дима только так.
Ну а как по другому?
Тоха? Перед глазами сразу Реник в своих вечных красных штанах, с полторашкой блейзера, зовущий Васильева бухать. Фу блять.
Тоша, как называет его этот лысый хрен из Альмы? Тоша-Тоша-Тоша-Тоша. Тотоша блять, ага.
Как шавка какая-то, ей богу.
Тони. Так зовет его Чехова, чуть протяжно, на иностранный манер. Хм, звучит вполнее сносно.Пожалуй, можно так его называть. Иногда. Совсем редко. Совсем-совсем.
"Да какая к хуям собачим разница!"-с горькой злобой, противным комом вставшей в горле, подумал он."Уже походу никак не придется его называть"
После того кислотного сумасшествия они с Антоном не перекинулись ни единым словом. Даже стандартные "привет-пока" сменились небрежным кивком , мол "ты замечен, отвали", после чего они сразу отводили взгляд и расходились в стороны.
Каждая встреча в компании превращалась в театр гляделок одного актера. Антон не просто с ним не разговарил-он даже на него не смотрел.
От этого Дима чувствовал себя еще паршивей, и единственный развлечением на тусах, куда они приходили вместе, было наблюдение за Васильевым. Поначалу он утешал себя тем, что это простое любопытство, что ему интересна реакция Антона, его поведение, после того, что было. Но Васильев все молчал и не смотрел в его сторону, и самоубеждение дало слабину, а затем наступил полный пиздец.
Не хотелось ничего-бухло и наркота отступили на задний план, в них он больше не видел спасения, как большую часть своей жизни, тусы не могли отвлечь-если там был Антон, то Дима приходил только из-за него, если Антона не было-не было и смысла куда-то ходить.
И вот он уже третий день лежал в своей комнате, изредка выбираюсь на кухню перехватить чего, да в ванную. Этот мудак как обычно завис в Академе с какими-то торчками, телефон не отвечал, видимо разрядился, и никто, из тех с кем Наживин связывался, не имел понятия, когда Антон вернется. Дима мысленно посылал его ко всем хуям, затем начал говорить это вслух, но снова себя убедить не получалось. Все указывало на кое-что такое, чего Дима боялся до чертиков, и в чем никогда не посмел бы признаться даже самому себе.
Особенно самому себе.
И ему оставалось лишь пялиться в потолок часами, чувствуя как с каждой секундой разрастается в груди лед, царапая сколами, и ждать, пока это чувство не добьет его окончательно.
***
Тело живо реагирует, вспоминая сильную ладонь на члене, влажный горячий рот, пальцами вниз по спине...черт, как хорошооо. Собственный хриплый шепоти громкое чужое дыхание каленым
железом по шее.
-Т-т-оооооонии.
Рвется наружу хриплый стон, замирает на пару секунд в груди, сжимается до предела и
взрывается сверхновой, расходится по все телу, залив ладонь вязким и горячим, пульсируя в
кольце мышц.
В себя он приходит только через полминуты, когда сердце ухает вниз, словно спутник,
рухнувший с орбиты на холодную неприветливую землю. Его привычная комната, залитая серым
светом ранних сумерек, мерный шум процессора, жесткий диван и он.
Один.

Дима потянулся, спешно вытер руки о висевшую на спинке стула старую выцветшую футболку и
откинулся назад, закрыв глаза. После такого острого удовольствия он чувствовал себя
опустошенным, истратив последние силы на чужое имя.
Тони. Протяжно так. Сладко.
"Да иди ты нахер, Тони"-привычная злоба забила глотку колотым льдом. Сейчас он особенно
остро ощутил свою никчемность, почувствовал себя таким жалким, сейчас и несколько минут
назад, с пальцами в заднице, под никому не нужный шепот родного имени.
Он уткнулся лицом в диван, глухо взыв от отчаяния.
Никому не нужный бездомный котенок.
Поиграться и выбросить.
***
Антон объявился только через 6 дней.
Об этом Дима узнал мимоходом от Губина, позвавшего его на тусу в Берсдк, когда тот
перечислял всех, кто собирался поехать.
-Извини, Сань...
"Ненавижу суку, ненавижу!"
...-я не смогу сегодня никак.
"Пусть блять оставался в своем Академе, пусть бы сдох там вместе со своими говнарями!"
-Дела по учебе, надо в универе хоть объявится, а то я как всегда все проебал,-Наживин
деланно усмехнулся и нажал отбой,-в другой раз.
"Пусть тусит с кем угодно, ебет кого угодно, надо завязывать с этим дерьмом."
До позднего вечера он проторчал перед компом, бездумно щелкая мышкой, листая картинки. Когда
же это заебло окончательно, он решил почитать, но вместо этого теперь бездумно сидел перед
книжной полкой, глядя сквозь нее.
"Да какого ж хуя..."
Признавать, что он как телка, которую выебали и бросили, и которая все с нетерпением ждет,
когда же ей перезвонят и предложать трахнуться еще разок. Ну в его случае, ждет, когда ей
хотя бы просто позвонят.
Расскажи кому, засмеют же. Да и было бы кому рассказать и что рассказать.
"Ой привет, а ты знаешь, мы с Васильевым перепихнулись под наркотой, и с тех пор он меня
игнорирует, а я как тупая пизда сижу и жду, пока принц благосклонно обратит на меня свое
внимание, потому я не могу так больше, потому что влюбился, как последний идиот..."
Льдинка в груди шевельнулась, царапнув острыми краями.
Дима вскочил с дивана, прошелся несколько раз туда-сюда по комнате, и остановился у окна. 11
вечера, транспорт уже почти не ходит, а до Бердска он добраться точно не успеет.
"Нет! Я блять туда и не собираюсь, я что блять, до конца жизни за ним по блядкам бегать
буду?"
-Я был под кислотой.
Лед внутри стал медленно разрастаться, сдавливая горло.
- Мне просто было интересно, как это, и что получится дальше.
Лед медленно завращался, как шипастый волчок, все увеличиваясь в размерах.
-Мне похуй на него!
Сейчас ему показалось, что еще одно такое слово- и у него из груди, чуть выше ребер, выйдет
острый ледяной кинжал.
-Да к хуям все это! Дима схватил телефон и еле попадая по кнопкам, набрал номер, который уже
намертво врезался в память, потому что он каждый день набирал его, так и не решаясь
позвонить.
Гудки. Отлично, значит он хотя б доступен."Только возьми трубку, пожалуйста, возьми, мне это
сейчас нужно, понимаешь, дурак, так нужно..."
-Аллоо,-голос у Антона такой, будто он только что пробежал не один километр.
-Здаров, это Наживин.
-Ооо, Диман, приве...,-дыхание сбилось, и Васильев закашлялся,-привет, а ты чего не приехал?
-Да дела учебные, не смог никак,-Дима заставил себя перейти на обычный
непринужденно-похуистический тон. На то конце провода (ну или как еще назвать мобильную
связь ) раздался еще один голос, спрашивающий кто звонит. Кажется Ковылин. Ну в общем ничего
удивительного, они ж в Бердске.
-Ой, какая учеба, ты ж басист, Диман, а значит дурак ебаный,-рассмеялся Антон.-Надо было
приезжать сюда, еще раз бы заново в следующем году на заочку свою поступил.
-Да иди к хуям, -улыбнулся Дима, -я же не такой тупой как ты.
-Приезжай завтра. Будет туса у Чеховой, все те же лица, может еще кто-то подтянется. Не
проебывайся.Без тебя тут не угарно.
Льдинка внутри растаяла окончательно, заполнив все приятным теплом. все встало на свои места.
-Конечно приеду, вы тока если что-то брать будете, мне оставьте, а то я вас знаю, пидорасы
коварные, все съюзайте в крысу как обычно.
-Иди в срань, рожа еврейская, никто тебя не обделит. Все, будь завтра к вечеру, и чтоб
никаких проебов. Я тебя жду,-Антон повесил трубку.
Дима отложил телефон и счастливо выдохнул.
Тони.
Антон.
Какое-же все таки идиотское имя.

URL записи

URL
   

главная